Семейная хроника Новосильцевых. Изменения в комментариях 2.

Поступила новая информация  на тему "Семейных записок".  Особая благодарность уважаемому andrei_platonov.


Добавляю и исправляю следующие комментарии :


(10) Семен Васильевич Новосильцев был женат на Елене Петровне Яцкой, в первом браке Сурминой (1726-ок1783), дочери майора Петра Кондратьевича Яцкого (1673-1744) и Анны Васильевны Козьминой.

(23) Имеется ввиду Мария Львовна Сурмина (ок1750 - 1794), дочь Елены Петровны Новосильцевой от первого брака. Она была замужем за двоюродным братом Григория Семеновича - Николаем Ивановичем Новосильцевым.

(25) Рассказ Толычевой о причинах смерти Григория Семеновича не подтверждается документами. Мария Львовна Сурмина-Новосильцева умерла более чем за 20 лет до смерти сводного брата, в 1794 году.

(26) Судя по метрикам прихода села Красного (куда относилось сельцо Воробьево) Григорий Семенович Новосильцев умер в сельце Воробьево 19 ноября 1815 года от водянки и похоронен на местном кладбище.

(55) Владимир Григорьевич Новосильцев умер в 1827 в селе Есуково.

Другие Новосильцевы. Родословная.

Кроме древнего дворянского рода Новосильцевых, родословную роспись которого я представил ранее, в Российской империи был другой - более позднего происхождения. Его основателем был Петр Иванович Новосильцев, сын орловского мещанина, который при императрице Екатерине II стал генерал-провиантмейстером и сенатором. Его дети так же сделали блестящую карьеру : Николай дослужился до действительного тайного советника, был сенатором и статс-секретарем Его Императорского Величества, а Петр был московским вице-губернатором, а позже рязанским губернатором, был знаком с Пушкиным. По мужской линии этот род пресекся в 1931 году, когда в эмиграции умер Юрий Антонович Новосильцев. Представляю роспись этой фамилии:

Новосильцевы:

1 поколение:

01. Петр Иванович (1744-1805)+Екатерина Александровна Торсукова (1755-1842?).

2 поколение:

02. Екатерина Петровна, дочь (01) + Петр Иванович Яковлев (1766-?).
03. Василий Петрович (1787-1805) сын (01).
04. Николай Петрович (1789-1856) сын (01)+гр Екатерина Ивановна Апраксина (1781-1864).
05. Александр Петрович (1786-1830) сын (01).
06. Петр Петрович (1787-1869), сын (01) +1 Анастасия Павловна Мансурова (1789-1830) +2 Меропа Александровна Беринг (ум1880).
07. Ардалион Петрович (?-?), сын (01).

3 поколение:

08. Петр Николаевич (ум1864), сын (04).
09. Мария Николаевна (1815-1865), дочь (04).
10. Ардалион Николаевич (1816 -1878), сын (04).
11. Василий Николаевич (1818 - 1870), сын (04) + Лора Басен (ум.1896).
12. Иван Николаевич (1825-1870), сын (04) +Мария Петровна Кожина (ум.1910).
13. Екатерина Николаевна (1817-1869), дочь (04), + Эммануил Дмитриевич Нарышкин (1813-1901).
14. Екатерина Петровна (1825-1858), дочь (06), +кн.Николай Сергеевич Вяземский (1814-1881).
15. Иван Петрович (1827-1890), сын (06).
16. Софья Петровна (1846-?), дочь (06), + де Шампгрейн.

4 поколение:

17. Антон Васильевич (1850-1923), сын (11), +1 Надежда Ивановна Лихачева (ум1892) +2 Надежда Ильинична Денисова (1866-1926).
18. Николай Иванович (1849-1916), сын (12), +кн Елизавета Дмитриевна Оболенская (1853-?).

5 поколение:

19. Юрий Антонович (1877-1931), сын (17) + Гликерия Алексеевна Масальская (1874-1951), в 1 браке Нечаева, во 2 браке Новосильцова (вдова брата).
20. Антон Антонович (1878 - 1908), сын (17) + Гликерия Алексеевна Масальская (1874-1951), в 1 браке Нечаева.
21. Владимир Антонович (1880-1921), сын (17) + Ольга Федоровна Белякова (1875-?).
22. Тамара Антоновна (1881-1938), дочь (17) + Павел Павлович Родзянко (1880-1865).
23. Лора Антоновна (ум.1896), дочь (17).

6 поколение:

24. Татьяна Юрьевна (?-?), дочь (20).
25. Ирина Юрьевна (ум.1992), дочь (20) + Тодор Тодорович (ум.1988)
26. Кира Юрьевна (1914-1924), дочь (20).
27. Ольга Юрьевна (?-?), дочь (20).

Национальная портретная галерея. Граф.Н.Н. Новосильцев

Граф Николай Николаевич Новосильцев (1762-1838), по официальной версии сын Николая Устиновича Новосильцева и Марии Сергеевне Строгановой. На самом деле фактически незаконнорожденный, так как М.С. Строганова состояла в фиктивном браке с человеком гораздо старше себя и настоящий отец ее детей неизвестен. Воспитывался в семье дяди - действительного тайного советника 1 класса и обер-камергера графа Александра Сергеевича Строганова. Пользуясь расположением императоров Александра I и Николая I сделал блестящую карьеру - был членом Негласного комитета, президентом Академии наук, затем на дипломатической работе, с 1815 и до 1831 года представитель российского императора в Царстве Польском. Затем с 1834 года, Председатель Комитета Министров и Государственного Совета Российской империи.


Воспроизвожу все известные мне прижизненные портреты Н.Н. Новосильцева :




01. портрет работы Щукина (ок 1808 г), Государственный Русский музей. СПб




02. Портрет работы неизвестного художника. Музей политической истории России СПб.
Collapse )

Семейная хроника Новосильцевых. Родословная.

В завершение публикации "Семейных записок" Толычевой (Екатерины Владимировны Новосильцевой), привожу выборочную родословную Новосильцевых. Первоначальная моя публикация полной родословной нуждается в дополнении.
https://baronet65.livejournal.com/23661.html
И большое спасибо за интереснейшую информацию andrei_platonov.


Новосильцевы Московской, Тульской и Калужской губернии.


1 поколение:


01.Василий Иванович (1665-п.1737), +NNN.
Collapse )

Семейная хроника Новосильцевых. Изменения в комментариях.

После завершения публикации "Семейных записок" Толычовой, мне удалось узнать много новой информации. Подправляю следующие комментарии :




(14) Воробново - на самом деле сельцо Воробьево Корчевского уезда Тверской губернии.

(19) Отец Толычевой - Владимир Григорьевич Новосильцев (1790-ок1830), старший дядя - Валериан Григорьевич Новосильцев (1794-ок1850). О них будет подробно рассказано позднее.

(21) младший сын Григория Семеновича Новосильцева - Александр Григорьевич (1802 -ок1848) О нем будет подробно рассказано позднее.

(33) У Григория Семеновича и Варвары Андреевны Новосильцевых было семеро детей: сыновья Владимир, Валериан, Александр и дочери : Любовь, Мария, Софья, Фиона.

(39) Настоящее имя Льва Васильевича - Валериан Григорьевич Новосильцев (1794 -ок1850).

(40) Валериан Григорьевич Новосильцев женился на Анне Николаевне N (1802-1870). У них было 3 дочери: Мария (1825-1897, в замужестве кн. Мещерская), Елизавета(ум. 1903 , в замужестве Ильина) и Екатерина (1830-1852).

(47) Настоящее имя Фаины Васильевны - Фиона Григорьевна Новосильцева. Скорее всего, она погибла около 1819 года (если в год смерти ей было 18 лет, то, следовательно, родилась 1800-1801 гг.)

(82) - жену Александра Григорьевича Новосильцева звали Татьяна Львовна Кожина, в первом браке Усова. У них было шестеро детей: сыновья Александр, Николай, Владимир и дочери Варвара, Мария и Софья. Жили они в имении в Лихвинском уезде Калужской губернии.

Семейная хроника Новосильцевых. часть 12.

Окончание. Начало:
https://baronet65.livejournal.com/64890.html
https://baronet65.livejournal.com/65136.html
https://baronet65.livejournal.com/65366.html
https://baronet65.livejournal.com/65609.html
https://baronet65.livejournal.com/65931.html
https://baronet65.livejournal.com/66237.html
https://baronet65.livejournal.com/66337.html
https://baronet65.livejournal.com/66570.html
https://baronet65.livejournal.com/67045.html
https://baronet65.livejournal.com/67168.html
https://baronet65.livejournal.com/67410.html
https://baronet65.livejournal.com/67410.html

  Первое время носле кончины бабушки, сестры жили довольно ладно. Настоящаго сближения между ними не было и быть не могло; но Вера Васильевна старалась, насколько было возможно, укротить себя. К тому же, горе ее было так еще свежо, что она не обращала внимания на то, что оскорбило бы ее в другое время. Но после законных шести недель, моя старшая тетка объявила, что надо сделать визиты всем бывшим на похоронах бабушки, и села в карету с таким наивным удовольствием, что Вера Васильевна невольно вспомнила о пунцовом платье, заменившем когда-то ея траур.
   С этой минуты стали быстро возстанавливаться не на долго изменившиеся отношения. Пока моя бабушка была на ногах, мы видели, что все повиновалось ее слабой воле; во время ее болезни  никому не приходило в голову изменить заведенный ею порядок; но как скоро ее не стало, Надежда Васильевна поняла очень естественно, что ей не для кого себя стеснять, и она не захотела повиноваться тому, что она называла пунктами помешательства Веры, и требовала часто невозможных в хозяйстве изменений. Ее сестра пыталась ей доказать, что нет возможности исполнять иных прихотей, что они, пожалуй, дойдут до того, что не чем будет жить, и видя наконец, что все ее красноречие пропадает, предлагала ей взять на себя распоряжения по хозяйству. Но Надежда Васильевна сознавала свою неспособность; кроме того, она боялась скуки подобнаго занятия и отказывалась наотрез. «Прекрасно», отвечала та, но как скоро я буду этим заведывать, то знайте, что сделаю как хочу.»—«Это не новость; ты, кажется, век делала как хочешь.» Тут завязывался спор, и они не редко обменивались оскорбительными словами, которыя, во время оно. сдерживались отчасти присутствием бабушки.
Collapse )

Семейная хроника Новосильцевых. часть 11.

Продолжение. Начало:
https://baronet65.livejournal.com/64890.html
https://baronet65.livejournal.com/65136.html
https://baronet65.livejournal.com/65366.html
https://baronet65.livejournal.com/65609.html
https://baronet65.livejournal.com/65931.html
https://baronet65.livejournal.com/66237.html
https://baronet65.livejournal.com/66337.html
https://baronet65.livejournal.com/66570.html
https://baronet65.livejournal.com/67045.html
https://baronet65.livejournal.com/67168.html



                                                                                                                                         VII

                                                                                                                                      СМЕРТЬ

И могилы меж собой
Как испуганное стадо
Жмуться тесной чередой
А.Пушкин

  Бабушка, пришедши в себя, посмотрела на нас с удивлением и спросила слабым голосом, что с ней случилось. Ей отвечали, что с ней был обморок, от которого она скоро оправиться, но теперь ей необходим покой. Доктор написал рецепт, взял шляпу и вышел. Я последовала за ним, что бы распросить его о состоянии больной. Когда мы вышли в залу, меня поразило какое-то еще незнакомое мне, отвратительное выражение на лице Льва Васильевича. Дядя мой ходил по комнате, закинув руки назад, и видимо чего-то ждал. Как скоро мы показались в дверях, он ускорил шаг и подошел к доктору. «Ну что,» спросил он, «ведь дело кончено, не правда ли? Долго ли она может еще протянуть? Сутки? двое? ведь не больше?» Медик поглядел на него с удивлением : «Я теперь не могу ничего сказать,» отвечал он. «Надо ждать действия лекарства. Дай только Бог, чтоб она прожила несколько дней; тогда увидим: но до тех пор ни за что ручаться нельзя. Посудите сами, хотя она очень крепкаго сложения (я единственно на это и расчитываю), но все-таки в восемьдесят лет удар...»
—Восемьдесят три года, перебил его Лев Васильевич, — восемьдесят три, батюшка. Так вы говорите несколько дней. Увидим!
Доктор вышель, а Лев Васильевич обратился к двери, ведущей в переднюю, и крикнул:
— Ванька!
   В дверях показался молодой малый лет пятнадцати, котораго он на всякий случай привозил с собой, когда приезжал к нам на несколько часов.
—Ванька, продолжал он, обращаясь к мальчику, который стоял перед ним на вытяжку . — Я здесь пробуду несколько дней, отправляйся домой, и привези все, чтб нужно; ты сам знаешь. Осторожней со спиртом, которым я натираюсь, и советую ничего не забыть, прибавил он значительным тоном, и грозя медленно пальцем. Тут он посмотрел на часы, и стал глотать свои пилюли.
   Лев Васильевич поселился в зале. Он стал командовать всем домом, и позволил себе в продолжении этих нескольких дней такия отвратительные выходки, что я не решаюсь их описать. Я вспомнила о моем разговоре с моею бедною бабушкой; она боялась, чтоб он не воспользовался ее смертию как удобным случаем обобрать теток, но он так повел дела, что я начала опасаться, что он и смерти ее не станет дожидаться. Видно было, что и больную мучили какия-то неясные, при ее слабости, опасения. Она часто подзывала которую нибудь из нас, заставляла к себе нагнуться, и спрашивала шепотом: «Лев здесь? Ведь он и ночует здесь?» Дрожь пробегала но мне, когда мне приходилось отвечать на эти вопросы. К несчастью, не было возможности успокоить бедную старушку. Нельзя же было ей сказать, что я догадываюсь о тайном опасении, котораго она не может и не хочет сознать ясно, и что если ее действительно не станет, мы спасем от ее же сына скудное добро, которое она готовила дочерям.
Collapse )

Семейная хроника Новосильцевых. часть 10.

Продолжение. Начало:
https://baronet65.livejournal.com/64890.html
https://baronet65.livejournal.com/65136.html
https://baronet65.livejournal.com/65366.html
https://baronet65.livejournal.com/65609.html
https://baronet65.livejournal.com/65931.html
https://baronet65.livejournal.com/66237.html
https://baronet65.livejournal.com/66337.html
https://baronet65.livejournal.com/66570.html
https://baronet65.livejournal.com/67045.html

Однако дни тянулись медленно за днями. Их однообразие нарушалось только посещениями брата и сестер. Сестер отпускали к нам обыкновенно погостить на несколько дней. Их приезд и для нас и для них, был истинным праздником. Как ни горько текла их жизнь, и как у нас самих не щемило сердце при мысли о них, молодость брала свое. Наплакавшись вдоволь, мы принимались болтать без умолка и часто смеялись по целым часам, по поводу малейшей безделицы. Вера Васильевна плакала с нами и радовалась нашему безумному смеху. Она горячо любила нас, и одна знала все закулисные тайны нашего житья у близкой родственницы, о которой я уже упомянула.
На сколько было возможно, мы их скрывали даже от брата (88), не желая класть ему напрасно этот камень на сердце. Он мог требовать и потребовал бы, чтоб мы жили вместе с ним, но мы знали, с каким ужасом семейство встретит мысль, что четыре молоденькие девушки останутся под покровительством брата-студента и мы были так запуганы сценами, которые предвидели, что боялись более всего его заступничества и чувствовали сами, что парализировали бы невольно все его усилия.
  После обеда Вера Васильевна уходила по обыкновению в свою комнату, но мы не давали ей решительно заснуть. Она нас выгоняла, смеясь; но видя, что делать нечего, покорялась своей судьбе. Мы усаживались около нее, и начинали самый задушевный разговор. А тут, глядишь, явится и брат, любимец всего семейства, не исключая и моей бабушки, которая, ожидая его к обеду, не забывала никогда заказать, в честь ему, бараний бок с кашей и щи. Он один заносил в наш темный уголок известия о том, что делается в обитаемом мире, читал нам еще в рукописи только-что явившиеся стихотворения, или какую-нибудь вновь вышедшую книгу, или рассказывал о тогдашних, блестящих временах университета и только этим беседам и влиянию брата мы обязаны нашим развитием.
  Вечером начинались хлопоты о том, кого куда положить. Вера Васильевна приказывала приготовить постель на своем диване для которого-нибудь из нас, но мы все приходили к ней после ужина, и совершали в ее комнате свой ночной туалет. Тут подымалась ужасная суматоха: кто искал свою кофту, кто ночной чепец, хохотали, бегали, падали нa разбросанные по полу платья, и Вера Васильевна уверяла, что она в последний раз терпит у себя такое безобразие, и что с нами не успеешь даже лба перекрестить.

Collapse )

Комментарии:

(88) -  имеется ввиду Александр Владимирович Новосильцев (1822-1884).

(89) - Она очень неразумна, моя дорогая (фр).

(90) -  точная дата смерти Александра Григорьевича (в "Записках" - Бориса Васильевича) Новосильцева мне неизвестна. Но судя по контексту - приблизительно это вторая половина 1840-х годов.

(91) - старшая дочь Валериана Григорьевича  (в "Записках" - Льва Васильевича) Новосильцева - Мария Валериановна (1820-1897), была замужем за князем Александром Алексеевичем Мещерским.

Семейная хроника Новосильцевых. часть 9.

Продолжение. Начало:
https://baronet65.livejournal.com/64890.html
https://baronet65.livejournal.com/65136.html
https://baronet65.livejournal.com/65366.html
https://baronet65.livejournal.com/65609.html
https://baronet65.livejournal.com/65931.html
https://baronet65.livejournal.com/66237.html
https://baronet65.livejournal.com/66337.html
https://baronet65.livejournal.com/66570.html



VI
Наше житье у бабушки.


На беззаботную семью
Как гром слетела Божья кара...
Лермонтов.



На другой же день после нашего переселения к бабушке (80), она поднимала Иверскую Божию Матерь. Как скоро внесли образ в залу, все семейство и собравшаяся прислуга пали ниц, по православному обычаю, и бабушка приказала и нам нагнуться, чтоб икону пронесли над нашими головами. Когда молебен отошел, старушка поцеловала и перекрестила сестру и меня, изъявив надежду, что она будет жить с нами в ладу. Потом угостили священника чаем, и проводивши его, Вера Васильевна позвала меня к себе.
В продолжение молебна она очень плакала, и глаза ее были еще красны от слез. Она крепко обняла меня: «Дай Бог чтобы вам было хорошо у нас,» сказала она мне. «Ты знаешь, как я любила вашего отца и мать, и я обещаю тебе их именем, что все сделаю для вас.»
Надо сказать, что со дня кончины моей матери, семейство почти совсем потеряло нас из виду, так что мы очутились в совершенно новом мире, и смотрели вокруг себя со страхом и недоверчивостью. Мы вносили в наш новый быт столько горьких воспоминаний, что нам было дорого малейшее ласковое слово. Бабушка приняла нас очень радушно; Надежда Васильевна (81) обрадовалась нам, как обрадовалась бы всякому новому лицу, а к Вере Васильевне(82) я тотчас же привязалась. Что касается до моей бедной сестры, то она, по своему робкому характеру была запугана резким тоном моей тетки, которая ее однако очень любила, и говорила мне часто, что она виновата перед Оленькой, но не в силах себя переделать.
Новый дом, выстроенный бабушкой, был бесцветен и бесхарактерен, как все строения той эпохи. Внизу были парадные комнаты, с вышедшей из моды мебелью , расставленной симметрически около стен, и спальня Веры Васильевны. Тут, в углу, за ширмами, обтянутыми зеленой тафтой, стояла кровать, а над кроватью была полка с образами и лампадкой, которую моя тетка зажигала каждую субботу, по возвращении от всенощной. По другую сторону ширм стояло несколько кресел времен Французской империи, покрытых темной шерстяной материей, диван и два стола. На одном стояла чернильница, лежали бумаги и деревянные счеты, а у противоположной стены, на комоде, хранились в шкатулке старые письма. Тут же стоял маленький ящик, обклеенный красным сафьяном. Когда мы были еще детьми, Вера Васильевна часто отпирала его по нашей просьбе, и позволяла нам разбирать на ее коленях лежавшие в нем сокровища. Там хранился крошечный золотой футляр, в котором Маргарита Кириловна (83) берегла свои мушки, костяной игольник, принадлежавший Наталье Васильевне, огромные перламутровые пуговицы в серебряной оправе, украшавшия когда-то кафтан моего дедушки, изломанные старинные серьги, кольцо подаренное моею матерью, и другие безделушки того же рода, напоминавшие Вере Васильевне ее молодость или детство.
Collapse )

Семейная хроника Новосильцевых. часть 8.

Продолжение. Начало:



Няня рассказывала часто, как семейство, в старые годы, ездило за шестьсот верст в деревню на лето.
   — Нас-то бывало с детьми, да с обозом отправят вперед, говаривала она, а сами старые господа с бабушкой да с тремя старшими сьновьями выезжали уж неделю спустя. Приедем мы, да все для них и приготовим. Они все жили в большом доме, а для детей, чтоб они не мешали, флигеля были выстроены, туда им и кушать приносили. Только по воскресеньям, бывало, после обедни, водили мы их с господами здороваться. Анна Николаевна, моя голубушка, хоть и нe маленькая уж была, а тоже жила с нами во флигеле. Сидит, бывало, целый день под окном да кружево плетет, либо на церковь шьет что-нибудь А как придет вечер уйдет гулять одна одинехонька и придет домой уж поздно, когда ужинать собирают. Только у нее забавы и было. Нарядов тоже хоть бы совсем и не было, ей все равно: все тогда пудру носили, а она пудрилась редко. Грустная такая все была, и словно больная; кровинки в лице нe было, а собой такая хорошенькая, даром что смугла; черноволосая, а глаза у нее черные были. Девки, бывало, песни поют или играют меж собой по воскресеньям, а она, сердечная и не улыбается. А вот только любила, чтоб ей сказки сказывали, — иные девки-то у нас были на это дело мастерицы. Рада, бывало, слушать по целым часам. Что за душа была! За что это старые господа ее ненавидели, Бог их знает! Если б не бабушка, ее совсем бы, кажется, со свету белого сжили. Что ей бывало нужно, все та выпросит да устроит; а сама она, бедняжка, и заикнуться ни о чем не смеет. Робкая такая была, а бабушка живая да веселая. Уж куда как они несхожи были, словно не сестры, и с лица-то друг на дружку не похожи. Анна-то Николаевна худенькая, и собой невеличка, а бабушка высокая, да стройная, волосы у нее рыжеватые, а сама бела, как сметана. Как она, бывало, напудрится, да голубое платье наденет, — было у нее любимое, атласное, золотом шитое,—так любо посмотреть. Анна Николаевна, как ее тоже любила, да еще у нее из маленьких братьев один был любимый. Сама с ним сыпала, сама его нянчила и обшивала,—не налюбуется бывало на него. Да видно она такая уж несчастная родилась: полненький был ребенок, и казалось здоровенький такой, а в несколько часов его свернуло. Уж около трех лет ему было. Как она по нем, сердечная, убивалась! И мы-то, что страха тогда приняли! До сих пор вспомнить не могу.
Collapse )