baronet65 (baronet65) wrote,
baronet65
baronet65

Categories:

Femme fatale для старого министра (часть 1)

Еще во времена перестройки, в букинистическом магазине, разбирая каким-то чудом попавшие туда журналы "Столица и усадьба" за 1915 год, я наткнулся на фотографию жены военного министра Российской Империи - Екатерины Викторовны Сухомлиновой. Журнал был куплен только из-за этого портрета.





Е.В.Сухомлинова (1882 - 1925?)

С именем этой женщины связано несколько самых скандальных историй последнего царствования. В этих историях перемешались правда и ложь и,несомненно, они оказали большое влияние на дискредитацию государственной власти в России.

Екатерина Викторовна Гошкевич родилась в Киеве в 1882 году и была дочерью издателя газеты и акушерки, но жила с матерью, так как родители рано разошлись. По семейной легенде, именно с маленькой Кати,знаменитый художник В.М.Васнецов писал Младенца на руках у Богоматери, когда расписывал Владимирский собор в Киеве.



Хорошо знавший ее еще до замужества, депутат Государственной Думы В.В. Шульгин пишет : "Кем же она была в то время? Машинисткой у одного киевского нотариуса. Она получала двадцать пять рублей в месяц, имела только одно приличное платье, и притом черное. Почему же она так гордилась и так скучала? Потому, что она была больше, чем королева, она была Васнецовское дитя.Я не думаю, что в Екатерине Викторовне сознательно таилось убеждение о каком-то своем превосходстве над другими людьми. Это было, скорее, только чувство, но основано оно было на легенде, связанной с Васнецовым. Для нее это не была легенда. Этот рассказ мог исходить только от матери, естественно так гордившейся тем, что дочь увековечена на стене собора. Девочка, подрастая, невольно впитывала Преклонение матери перед чудесной дочкой. Так должно было быть."
Всей душой стремящаяся в высшее общество, Екатерина Викторовна вышла замуж за молодого, красивого и богатого помещика Владимира Николаевича Бутовича (род.1873 г.) , служившего инспектором народных училищ.
Но честолюбивую девушку не устроила скучная жизнь в имении на Полтавщине и даже рождение сына не изменило положения.
В 1905 году, отдыхая на француском курорте Биаррице, она познакомились с генералом Владимиром Александровичем Сухомлиновым, бывшем в то время командующим войсками Киевского военного округа. Бравый генерал, дважды вдовец, влюбился как мальчишка в даму, которая была моложе его на 34 года и это была действительно роковая любовь.
В.А.Сухомлинов родился в 1848 году, сын земского исправника Ковенской губернии, закончил кадетский корпус, затем Николаевское кавалерийское училище, а потом и Академию Генштаба. Храбро сражался во времена русско-турецкой войны 1877-1878 годов, был ближайшим сотрудником знаменитого генерала М.И.Драгомирова, который уходя в отставку и рекомендовал его в свои преемники на посту командующего войсками Киевского военного округа.



В.А.Сухомлинов (1848 - 1926)

Генерал А.С.Лукомский писал о Сухомлинове :"Сухомлинов, бесспорно, был чрезвычайно способным и даже талантливым офицером Генерального штаба. Был он и отличным начальником кавалерийской дивизии. То, что уже ко времени своего назначения на должность начальника штаба округа он несколько разленился и перестал следить за новшествами в военном деле, генералу Драгомирову, вероятно, не было известно. О Сухомлинове Михаил Иванович судил по прежней его деятельности и по тому, каким он его знал по Академии Генерального штаба, командиром Павлоградского гусарского полка, начальником кавалерийской школы и, наконец, как хорошего начальника кавалерийской дивизии....
Иметь дело с Сухомлиновым было приятно: он был всегда внимателен, вежлив и ровен со всеми. Бесспорно, он был умным и образованным человеком. Он с полслова понимал суть дела и давал свои заключения или указания вполне определенно, кратко, ясно. Но, ..., он одновременно с этим был чрезвычайно легкомысленным человеком. Он плохо разбирался в людях и очень часто приближал к себе или сходился с такими, которых нельзя было бы пускать и на порог."
Вернувшись из Франции, Сухомлинов получил был назначен Киевским генерал-губернатором. Он стал часто гостить в имении Бутовичей на Полтавщине, причем  супруг Екатерины Викторовны поначалу относился к его визитам весьма благосклонно. Но дело зашло слишком далеко и в конце концов дама потребовала у мужа развода и переехала в дом генерал-губернатора.



Киев, дворец генерал-губернатора.

Шульгин пишет:
"Позже, значительно позже, я сблизился с Владимиром Николаевичем (Бутовичем -baronet65). Он говорил мне так: — Я бы дал развод, пусть уходит, куда хочет. Но когда Владимир Александрович Сухомлинов, генерал-губернатор и командующий войсками, пробовал мне угрожать, требуя развода, я вспомнил, что мой предок Бутович подписал решение Переяславской Рады. Бу-то-ви-ча-ми не командуют, хотя бы Сухомлиновы, и им не угрожают. И я ответил отказом: не дам развода!"

Нашла коса на камень и начался грязный и отвратительный процесс развода. Бутович пытался вызвать губернатора на дуэль, но не нашел секундантов и при личной встрече пытался его ударить. Сухомлинов хотел выслать Бутовича из Киева, даже грозил сумасшедшим домом.
В 1908 году Сухомлинов был назначен начальником Генерального штаба Российской Империи и вместе с чужой женой переехал в Санкт-Петербург.
Бывший в те времена военным министром генерал А.Ф.Редигер писал : "Уже весной было видно, что мне, вероятно, придется искать Палицыну (начальник Генерального штаба до Сухомлинова - baronet65) преемника, и я остановился при этом на Сухомлинове; он занимал высокое положение командующего войсками и генерал-губернатора в Киеве и получал содержание около пятидесяти тысяч рублей. При таких условиях переход его на подчиненную должность с меньшим содержанием представлялся маловероятным, но от Березовского я узнал, что Сухомлинов вследствие амурных историй хочет покинуть Киев и, может быть, будет даже рад получить место Палицына.....
Сухомлинов, по моему мнению, человек способный; он быстро схватывает всякий вопрос и разрешает его просто и ясно. Службу Генерального штаба он знал отлично, так как долго был начальником штаба округа. Сам он не работник, но умеет задать подчиненным работу, руководить ими, и в результате оказывалось, что работы, выполнявшиеся под его руководством, получались очень хорошие. Сухомлинов отлично знал множество офицеров Генерального штаба и умел выбирать среди них лиц, которые хорошо выполняли его поручения. Таким образом, было полное основание полагать, что он не только отлично справится с должностью, но сумеет подобрать личный состав своего управления так, чтобы он исправно работал за него, а правильная организация этого управления и подбор личного состава в то время являлись ближайшей и важнейшей задачей."



А.Ф.Редигер (1853 - 1920)

Судя по всему находясь в должности начальника Генерального Штаба Сухомлинов смог заслужить доверие Императора Николая II и, вскорости, 11 марта 1909 года, он сменил Редигера в должности военного министра. Генерал-лейтенант А.А. Мосолов вспоминал, что Сухомлинов "обладал особенным умением овладевать вниманием царя и держать его в напряжении в случае надобности часа два подряд".
Но министр не мог себе позволить открыто жить с любовницей и этот гордиев узел срочно требовалось разрубить. Бутович же по прежнему упорствовал с разводом, он превратился в маньяка, живущего одной целью - отплатить своей жене за измену.
Шульгин пишет :"Как известно, официальная причина развода при церковном браке, собственно говоря, только одна: супружеская неверность, прелюбодеяние. При джентльменском разводе, даже когда виновна жена, муж обыкновенно принимал вину на себя. Для мужчины это не такой уж позор, если его обвинят или он сам признается в прелюбодеянии. Мало ли что бывает в жизни! Но на женщину это,
конечно, кладет клеймо. По крайней мере, так было раньше. Однако Владимир Николаевич, претерпев столько угроз высокого сановника и обманов своей жены, не пожелал принять на себя несуществующую вину. Тогда Екатерина Викторовна сама обвинила его в прелюбодеянии.
Но с кем? Ведь надо было указать, если можно так выразиться, объект прелюбодеяния. Сухомлиновы и указали... У Бутовичей был сын. Когда мальчик подрос, для того, чтобы он овладел языками, к нему взяли гувернантку, француженку из Парижа. Прожив некоторое время в доме Бутовичей, гувернантка вернулась на родину. И вот будущее супружество Сухомлиновых решило, что самое
удобное обвинить эту девушку в прелюбодеянии с Владимиром Николаевичем. Кто там будет проверять в Париже! Так и сделали. При посредстве лжесвидетелей супругов Бутовичей развели. По истечении некоторого времени Екатерина Викторовна вышла замуж за Владимира Александровича Сухомлинова, ставши супругой военного министра великой державы."
экс-министр А.Ф.Редигер писал довольно сухо об этих событиях :"Я уже упоминал, что порвал сношения с чинами Военного министерства и что мы осенью лишь обменялись визитами с Сухомлиновым; отношения с последним при редких случайных встречах продолжали быть вполне дружественными. Весной и это изменилось. Сухомлинову удалось добиться развода четы Бутович и жениться на своей сожительнице; муж ее не соглашался на развод, и для получения его Сухомлинову пришлось, по-видимому, прибегнуть к подлогу документов; кроме того, государь произвел давление на Синод.
Таким образом, Сухомлинов вышел из крайне неудобного положения министра, открыто живущего с любовницей, притом на казенной квартире."



В.В.Шульгин (1878 - 1976)

Но теперь, как оказалось, самый грандиозный скандал еще впереди. Опять цитирую Шульгина :
"На Западе внимательно следили за Россией, в особенности за такими лицами, как военный министр. И вдруг в газетах, смаковавших бракоразводное дело Екатерины Викторовны, появилось сообщение, что такая-то француженка, имярек, обвинена в Петербурге в прелюбодеянии, с таким-то, то есть с Владимиром Николаевичем Бутовичем. Можно представить себе все возмущение и негодование этой девушки, которую иностранный военный министр опозорил на весь свет! Чтобы защитить свою честь, она потребовала ни более ни менее как медицинского
освидетельствования. Врачи удостоверили, что мадемуазель такая-то не могла совершить прелюбодеяния ибо она девица.
Не удовлетворившись этим, энергичная парижанка обратилась к правительству с заявлением, в котором обвиняла русского военного министра В. А. Сухомлинова и его новую жену в возведении на нее поклепа. Она просила правительство Франции принять соответствующие меры для восстановления ее поруганной девичьей чести. Французское правительство приказало своему послу в России сделать все необходимое. Французский посол обратился к русскому министру иностранных дел С. Д. Сазонову, а последний переговорил об этом деле с министром юстиции
И. Г. Щегловитовым. Таким образом, министр юстиции должен был в соответствующем порядке начать судебный процесс против военного министра
В. А. Сухомлинова. Все это в высшей степени волновало Государственную Думу, но пока мы воздерживались от выступлений с кафедры. Однако произошло еще нечто, переполнившее чашу терпения. Дело о В. А. Сухомлинове было выкрадено из Министерства юстиции Компрометирующие военного министра документы бесследно исчезли. Всем было ясно, что кража произошла по наущению самого Сухомлинова и его супруги Екатерины Викторовны."
Депутатам Думы предоставилась прекрасная возможность "оттоптаться" на представителе высшей власти, чем они с наслаждением воспользовались. Настал их звездный час!
В.А. Маклаков :" Но когда мы узнали, что явился человек, оклеветанный этим процессом, явилась женщина, имя которой опозорено, и подала жалобу на военного министра, обвиняя его в том, что он создал эту неправду, что он причина лжесвидетельства в этом процессе, что же сделало Министерство юстиции?...Когда жалобщик, надеясь на правосудие, ища и требуя этого правосудия, принес и отдал в руки прокурора документ, которым устанавливалась неправда лиц, высоко стоящих, что с ним сделали? Дело это истребовано
Министерством юстиции, и компрометирующие документы там пропадают. Мы знаем, что была сделана попытка свалить все на заграницу. Их туда будто бы отправили, и они оттуда не вернулись. Я заявляю с сознанием ответственности за то, что сейчас говорю, что это неправда, что есть описи, которые позволяют это опровергнуть, что документы за границу не уходили. Документы остались здесь, в Министерстве юстиции. И пусть теперь министерство скажет, куда оно их дело?»
В.В.Шульгин (в своих воспоминаниях он уверял, что Думская трибуна в этот день показалась ему Голгофой):"нужно сказать, что есть вещи, на которые мы никогда не согласимся. И вот в этом деле и пропаже документов, — причем я оговариваюсь, мне кажется, что Министерство юстиции тут ни при чем, — в этом деле есть одна страшная вещь, эта вещь состоит в следующем. Не то ужасно, что документы украли, а то, что их выгодно было украсть, и то, что тот, кому выгодно было это сделать, как говорит молва, тот стоит на такой высоте, на какой только может стоять русский сановник."

Истерикой в Думе завершилась история любовного треугольника, но скандалы продолжали преследовать чету Сухомлиновых.

Продолжение следует....
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments