Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Родословная роспись Новосильцовых из РГАДА.

В РГАДА находится 112 родословных росписей дворянских родов, поданных в Палату Родословных дел в конце 17 века. В их числе род Новосильцевых. Публикация сделана Л.Е. Шабаевым в научном альманахе "Российская генеалогия" выпуск 5, М 2019 издательство "Старая Басманная".
Орфография источника сохранена, годы указаны от "сотворения мира", пропуская тысячи и сотни.
Для понимания дат : Россия перешла на новое (юлианское) летоисчисление 1 января 1700 года ( от сотворения мира 7209 года).

№ 61

1685 декабря 29. – Родословная роспись Новосильцовых.

(Л. 79) Род Новосилцовых.

В лета 6883-го приехал из немец из свиского королевства в Полшу к королю Олгорду муж честен именем Шель с вотчиною своею с Юрьевым Ливонским. И в Полше крестился, а во крещении имя ему Егорей, а по прозванию Юрья. А ис Полши приехал к Москве к великому князю Дмитрию Ивановичю Донскому.Collapse )

Семейная хроника Новосильцевых. часть 9.

Продолжение. Начало:
https://baronet65.livejournal.com/64890.html
https://baronet65.livejournal.com/65136.html
https://baronet65.livejournal.com/65366.html
https://baronet65.livejournal.com/65609.html
https://baronet65.livejournal.com/65931.html
https://baronet65.livejournal.com/66237.html
https://baronet65.livejournal.com/66337.html
https://baronet65.livejournal.com/66570.html



VI
Наше житье у бабушки.


На беззаботную семью
Как гром слетела Божья кара...
Лермонтов.



На другой же день после нашего переселения к бабушке (80), она поднимала Иверскую Божию Матерь. Как скоро внесли образ в залу, все семейство и собравшаяся прислуга пали ниц, по православному обычаю, и бабушка приказала и нам нагнуться, чтоб икону пронесли над нашими головами. Когда молебен отошел, старушка поцеловала и перекрестила сестру и меня, изъявив надежду, что она будет жить с нами в ладу. Потом угостили священника чаем, и проводивши его, Вера Васильевна позвала меня к себе.
В продолжение молебна она очень плакала, и глаза ее были еще красны от слез. Она крепко обняла меня: «Дай Бог чтобы вам было хорошо у нас,» сказала она мне. «Ты знаешь, как я любила вашего отца и мать, и я обещаю тебе их именем, что все сделаю для вас.»
Надо сказать, что со дня кончины моей матери, семейство почти совсем потеряло нас из виду, так что мы очутились в совершенно новом мире, и смотрели вокруг себя со страхом и недоверчивостью. Мы вносили в наш новый быт столько горьких воспоминаний, что нам было дорого малейшее ласковое слово. Бабушка приняла нас очень радушно; Надежда Васильевна (81) обрадовалась нам, как обрадовалась бы всякому новому лицу, а к Вере Васильевне(82) я тотчас же привязалась. Что касается до моей бедной сестры, то она, по своему робкому характеру была запугана резким тоном моей тетки, которая ее однако очень любила, и говорила мне часто, что она виновата перед Оленькой, но не в силах себя переделать.
Новый дом, выстроенный бабушкой, был бесцветен и бесхарактерен, как все строения той эпохи. Внизу были парадные комнаты, с вышедшей из моды мебелью , расставленной симметрически около стен, и спальня Веры Васильевны. Тут, в углу, за ширмами, обтянутыми зеленой тафтой, стояла кровать, а над кроватью была полка с образами и лампадкой, которую моя тетка зажигала каждую субботу, по возвращении от всенощной. По другую сторону ширм стояло несколько кресел времен Французской империи, покрытых темной шерстяной материей, диван и два стола. На одном стояла чернильница, лежали бумаги и деревянные счеты, а у противоположной стены, на комоде, хранились в шкатулке старые письма. Тут же стоял маленький ящик, обклеенный красным сафьяном. Когда мы были еще детьми, Вера Васильевна часто отпирала его по нашей просьбе, и позволяла нам разбирать на ее коленях лежавшие в нем сокровища. Там хранился крошечный золотой футляр, в котором Маргарита Кириловна (83) берегла свои мушки, костяной игольник, принадлежавший Наталье Васильевне, огромные перламутровые пуговицы в серебряной оправе, украшавшия когда-то кафтан моего дедушки, изломанные старинные серьги, кольцо подаренное моею матерью, и другие безделушки того же рода, напоминавшие Вере Васильевне ее молодость или детство.
Collapse )

Семейная хроника Новосильцевых. часть 8.

Продолжение. Начало:



Няня рассказывала часто, как семейство, в старые годы, ездило за шестьсот верст в деревню на лето.
   — Нас-то бывало с детьми, да с обозом отправят вперед, говаривала она, а сами старые господа с бабушкой да с тремя старшими сьновьями выезжали уж неделю спустя. Приедем мы, да все для них и приготовим. Они все жили в большом доме, а для детей, чтоб они не мешали, флигеля были выстроены, туда им и кушать приносили. Только по воскресеньям, бывало, после обедни, водили мы их с господами здороваться. Анна Николаевна, моя голубушка, хоть и нe маленькая уж была, а тоже жила с нами во флигеле. Сидит, бывало, целый день под окном да кружево плетет, либо на церковь шьет что-нибудь А как придет вечер уйдет гулять одна одинехонька и придет домой уж поздно, когда ужинать собирают. Только у нее забавы и было. Нарядов тоже хоть бы совсем и не было, ей все равно: все тогда пудру носили, а она пудрилась редко. Грустная такая все была, и словно больная; кровинки в лице нe было, а собой такая хорошенькая, даром что смугла; черноволосая, а глаза у нее черные были. Девки, бывало, песни поют или играют меж собой по воскресеньям, а она, сердечная и не улыбается. А вот только любила, чтоб ей сказки сказывали, — иные девки-то у нас были на это дело мастерицы. Рада, бывало, слушать по целым часам. Что за душа была! За что это старые господа ее ненавидели, Бог их знает! Если б не бабушка, ее совсем бы, кажется, со свету белого сжили. Что ей бывало нужно, все та выпросит да устроит; а сама она, бедняжка, и заикнуться ни о чем не смеет. Робкая такая была, а бабушка живая да веселая. Уж куда как они несхожи были, словно не сестры, и с лица-то друг на дружку не похожи. Анна-то Николаевна худенькая, и собой невеличка, а бабушка высокая, да стройная, волосы у нее рыжеватые, а сама бела, как сметана. Как она, бывало, напудрится, да голубое платье наденет, — было у нее любимое, атласное, золотом шитое,—так любо посмотреть. Анна Николаевна, как ее тоже любила, да еще у нее из маленьких братьев один был любимый. Сама с ним сыпала, сама его нянчила и обшивала,—не налюбуется бывало на него. Да видно она такая уж несчастная родилась: полненький был ребенок, и казалось здоровенький такой, а в несколько часов его свернуло. Уж около трех лет ему было. Как она по нем, сердечная, убивалась! И мы-то, что страха тогда приняли! До сих пор вспомнить не могу.
Collapse )

Семейная хроника Новосильцевых. часть 7.

Продолжение. Начало:
https://baronet65.livejournal.com/64890.html
https://baronet65.livejournal.com/65136.html
https://baronet65.livejournal.com/65366.html
https://baronet65.livejournal.com/65609.html
https://baronet65.livejournal.com/65931.html
https://baronet65.livejournal.com/66237.html



Среди этой скромной однообразной жизни совершались иногда важние события, о которых мы долго толковали. Одним из главных было появление ручного медведя в Толычове. Мы все бросались в спальню моего дедушки с криком: «медведь, медведь!» и, получив позволение заставить плясать медведя, с тем только условием, чтоб не близко к нему подходить, мы выбегали на двор, куда уже начинала собираться вся деревня. Как это все осталось живо в моем воспоминании! Будь у меня талант к живописи, я бы начертила портреты этих запачканных детей с белыми волосами, выгоревшими на солнце, с бронзовым цветом лица и с большими, плутовскими глазами. Мне кажется, что я изобразила бы их верно, до малейшей складки их синих рубашенок, подпоясанных нод животом. В рубашки они сыпали обыкновенно огромный запас гороху, что придавало их животам необыкновенный объем. Вместе с детьми приходили бабы и мужики, приходили даже и старухи, которие шли важно, но улыбались в ожидании представления. Наконец, один из вожатых надевал наивный костюм козы, между тем как другой, вооружившись длинным шестом, принимался бить в барабан, и нредставление начиналось. Некоторые выходки возбуждали особенное сочувствие публики; я помню, какой общий взрыв смеха встречал обыкновенно нараспев произносимые слова вожатого: «А как красные девушки охорашиваются, в зеркальцо посматриваются, женишков поджидают?...» Но борьба медведя с козой, превращенной снова в мужика, в особенности нравилась молодым парням: они смеялись и переглядывались. К концу представления когда вожатый произносил протяжно: «кланяйся, Миша проси честных господ, чтоб водочки поднести приказали, за их здоровье выпить,» при чем пригибал прямо к земле голову беднаго медведя. Левон Иванович уходил домой, и скоро появлялся опять в сопровождении мальчика, который нес на подносе штоф с рюмками. Левон не скомпрометировал бы своего достоинства до того что б поднести водки медведю и его вожатым, и мальчик угощал их за него. Вожатые выпивали обыкновенно долю медведя, только один из них вьплеснет ему, бывало, несколько капель в огромно-разинутую пасть. Когда уводили медведя, толпа бросалась за ним, а мы оставались на крыльце, пока не пропадал вдали барабанный бой, и толковали о своих впечатлениях.
Другое событие, хотя далеко не до такой степени занимательное и важное, было обыкновенно приезд мужика, торгующаго так называемым бабьим бисером. Дедушка позволит, бывало, каждому выбирать себе какого хочет бисера, и прикажет Илье расплатиться с торгашом, и мы с сияющими лицами соберемся около телеги и требуем, кто голубого, кто зеленого бисера. Вряд ли жемчужное ожерелье могло бы доставить теперь которой нибудь из нас столько радости. И как мы дивились, забирая свои сокровища, что дед мой, не боясь подрыва своему капиталу, открывал нам такой безграничный кредит.
Collapse )

Семейная хроника Новосильцевых. часть 6.

Продолжение. Начало:

                                                                                                                                             V

                                                                                                                                    СТАРЫЙ ДОМ

                                                                                                                                                                                                                  Старый дом, старый друг.        
                                                                                                                                                                                                                                                  Огарев




Усадьба Новосильцевых, после перестройки в 1830-х годах. Современное фото.


В Серпуховском уезде, недалеко от речки Каширки, стоит на горе скромная усадьба (56). Она ничем не привлекает взора: около широкого двора теснятся ветхие строения – дом со старыми флигелями, а с другой стороны регулярный сад с подстриженными аллеями. Очевидно, что дом моложе всего его окружающего. Он действительно был построен в 30-х годах и не носит никакого определенного характера. Но если бы вы еще застали старый дом, уступивший ему свое место, современник и сада и этих обветшалых строений, вам бы вспомнились, вероятно, многие разсказы о старине и вы бы невольно спросили себя: какие следы оставили поколения, тут дожившие свой век, какие предания хранят эти почерневшие стены, и ваше воображение нарисовало бы перед вами длинный ряд фантастических образов.
Но, может быть, я облекаю в небывалую поэзию эти знакомые места, может быть воспоминания детства придают им совершенно чуждую им прелесть, может быть это прошлое так хорошо потому только, что оно далеко. Посмотрим.
Переношусь мысленно в старый флигель с бревенчатыми стенами. Вот моя детская кроватка под кисейным занавесом. У другой стены другая кроватка еще меньше; тут спит двухлетняя сестра Маша (57); рядом кровать няни, а в углу шкаф с образами и вечно теплящейся лампадкой. Между двух окон еще шкаф с чашками и разными домашними припасами. С каким удовольствием я следила глазами за няней, когда она вынимала из ситцеваго ридикюля связку ключей, направлялась медленными шагами к шкафу, и, присевши на корточки, выдвигала нижний ящик, в котором лежали смоквы и сушеная в сахаре малина. Сегодня воскресенье. Этот день я коротко знаю: у нас вчера была всенощная и вечером няня зажгла другую лампадку перед большим образом, заказанным на ее выработанные деньги вот по какому случаю: Маша родилась больным и слабым ребенком, через шесть месяцев после смерти моего отца, и долго говорили, что она не жилец на земле. Няня ходила за ней день и ночь, привязалась к ней страстно и обещалась выменять образ Воскресения Христова на трудовыя деньги, если ребенок выздоровеет. Девочка стала поправляться, а няня принялась вязать усердно чулки на продажу, и накопила наконец достаточную сумму, чтоб заказать образ.
Collapse )

Лица ушедшей эпохи 2

Начало тут.http://baronet65.livejournal.com/47972.html
Следующий пост о фотографиях, собранных Жаком Ферраном посвящен семьям русских аристократов.


1

1.Кн.Сергей Илларионович Васильчиков (1849-1926), с супругой Марией Николаевной (ур.Исаковой)(1853-1922) и детьми - Илларионом (1881-1969) И Софьей (1879-1927).


2

2. Кн.Дмитрий Николаевич Святополк-Мирский (1874-1950) с супругой Марией Александровной (ур. де Бельгард) (1878-1920) и сыном Александром (1899-1984).
Collapse )

С Новым 2010 годом!


 


Всех, всех, всех своих замечательных френдов и читателей поздравляю с наступающим Новым Годом! Пусть удача, достаток и радость царят в Вашем доме. Пусть Вы сами, Ваши родители и дети будут здоровы.
ВСЕГО-ВСЕГО-ВСЕГО Самого лучшего!

Дмитрий